О многообразии отношений

О многообразии отношений

Естественно, далековато не все мамы и дочери выяснят самих себя в конфликтах и драмах, о которых мы говорим в этой книжке – в особенности те, кто принимает свои дела как счастливое сотрудничество, в каком обе они – источник радости друг для друга. Хотя такие дела не представлены в художественной литературе, они О многообразии отношений есть. Что все-таки для этого нужно? Никто этого не знает, и, вне сомнения, не знают и они сами, настолько не мало причин определяет эту гармонию, настолько различную и нескончаемую в собственной вариативной субъективности, неосознаваемой ни какой-то из них. Как такие гармонические дела всераспространены? Снова же, никто не О многообразии отношений знает. Может быть, они становятся более всераспространенными в итоге процесса размывания границ меж поколениями, который содействует близости меж родителями и детками и увеличивает ее, и меж мамой и дочерью в особенности. Обоюдное доверие в самых интимных вопросах, советы и обоюдная поддержка, как в очень суровых моментах, так и в самых пустячных О многообразии отношений мелочах, исключая любые теневые зоны. Совместные прогулки и обмен одежкой. Сейчас мамы и дочери длительное время остаются сообщницами, стирая поколенческие различия больше.

Для тех дам, которым неведом этот тип отношений, они представляют собой нечто таинственное и вожделенное («Как бы я желала иметь такую мама!»), либо вызывает обратную реакцию («Я О многообразии отношений бы так никогда не смогла!»). Нельзя не задать вопрос, когда речь входит об безупречных отношениях, какова же та стоимость, что приходится платить за их? И существует ли она вообщем? В таком сообщничестве, которое всегда предполагает вмешательство мамы в жизнь дочери, не существует ли риска, что оно нарушит способность дочери О многообразии отношений выстроить идентичность, которая по сути будет являться ее своей? Разве не существует риска, что эти «тотальные» дела занимают место других отношений, к примеру дружественных либо любовных? Эти вопросы связаны с неувязкой женской независимости – отметим, что они появились исключительно в наше время и в западных культурах. Но это сообщничество, в О многообразии отношений каком многие лицезреют признак «современности», носит феноминальный нрав: в прошедшем дочери приемущественно воспроизводили судьбу мамы, интериоризируя ее, не очень желая этого либо не имея способности сохранить дела с ней. В ближайшее время сообщничество мамы и дочери представляется более всераспространенным случаем, невзирая даже на то, что оно приводит к более регрессивному О многообразии отношений виду женской судьбы исходя из убеждений семейных связей. Но мамы и дочери, заключившие, все же, альянс, далековато не всегда, и можно даже сказать, очень изредка проживают одну и ту же судьбу, как исходя из убеждений домашней ситуации, так и социальной. Все происходит так, как будто близкие дела содействуют успеху О многообразии отношений самоидентификации. Может быть, это и есть стоимость независимости?

Во всяком случае, мы знаем, что в наше время есть дела, совершенно не настолько уж проблематические. Остается сделать некие выводы. Наше исследование выстроено вокруг нескольких главных осей: 1-ая ось – это позиции мамы либо дамы (в первых 3-х частях); 2-ая ось О многообразии отношений – это дела мамы и дочери (в четвертой части); и, в конце концов, последняя ось – временная, в соответствие с каждым возрастом жизни дамы (в 3-х последних частях). 1-ая ось, стоит напомнить, определяется приемущественно той позицией, которую избирает мама – она становится либо «матерью в основном, чем женщиной», либо «женщиной в основном О многообразии отношений, чем матерью». Потом следует переход к тем матерям, которые не становятся совсем ни одной, ни другой, и тем, кто являет собой полную противоположность и той и другой, также соединяет воединыжды внутри себя оба типа. Идет речь в любом случае не о типологии матерей, а быстрее о типологии материнских позиций, которые О многообразии отношений могут сосуществовать в одной и той же даме. Так, к примеру, Клитемнестра, мама, посвятившая свою жизнь Ифигении, сразу является покидающей мамой для Ореста и отталкивающей для Электры.

2-ая ось – дела мамы и дочери; она приемущественно представляет тип отношений, который существует меж беспристрастными проявлениями материнского поведения и тем, как эта О многообразии отношений мама лично воспринимается дочерьми. Общим для всех этих проявлений является их экстремальный нрав: приемущество либо подчиненность, ревность либо несправедливость, неполноценность либо просто полное отсутствие.

В конце концов, 3-я ось представляет собой временное измерение отношений, которое позволяет проследить главные этапы жизни дочери, подвергающие проверке степень гибкости ее отношений с мамой О многообразии отношений. Поначалу в центре нашего внимания – становление дочери дамой, которое связано с переходом от традиции к современности в главном в области сексапильных отношений. Потом следует становление дамы мамой, которое определяется неувязкой передачи эстафеты жизни. И, в конце концов, завершает эту часть столкновение со старением и гибелью.

Можно О многообразии отношений ли сейчас найти, какие же дела мамы и дочери являются применимыми? Кроме нескольких главных моментов, к примеру таких как исключение третьего (мы еще вернемся к этому), также возможности избегать экстремальных позиций либо экстремальных проявлений, нам кажется, что основным условием существования применимых отношений служит почтение ко всему обилию вероятных вариантов О многообразии отношений, либо, по другому говоря, адекватность тех конфигураций, которые позволяют мамы в однобоком порядке примкнуть к эволюции дочери в протяжении каждого возраста ее жизни и сразу сохранить опору на ось меж полюсами материнства и женственности. Психологическая упругость мамы не значит, что она должна служить интересам дочери, но только то, что их дела не О многообразии отношений будут заторможены в собственном развитии по всем фронтам. Только при соблюдении этого условия, также, если она сможет относиться к дочери не как к центру либо периферии собственного существования, а принимать ее как один из основных, но не единственный смысл собственной жизни, принимая неизбежность «беспокойства», которое заносит О многообразии отношений в ее жизнь существование дочери.

Значит ли это отсутствие конфликтов? Никак, потому что они не всегда сами по для себя негативны, тем паче что конфликты содействует развитию отношений, потому что позволяют осмысливать и проговаривать противоречия, в отличие от угнетения либо идеализации отношений.

«Любви» не довольно

Бруно Беттельгейм говорил, что после лекций, которые О многообразии отношений он читал о собственной работе в ортогенетической школе в Чикаго, какая-нибудь слушательница всегда задавала сакраментальный вопрос: «А как любовь?». На что он постоянно отвечал: «Любви не достаточно». Добавим, что этот термин еще наименее подходящ к использованию в суровом исследовании, потому что он очень расплывчатый и позволяет О многообразии отношений трактовать его самым разным методом: он может означать сильные эмоции, нежность, заботу, сочувствие, самоотождествление, ожидания, потребность в человеке, самоотречение и т.д.

Но в нашем обществе ничто не вызывает таких восторженных эмоций, как дела родителей и малышей и, в особенности, мамы со своими детками. Создается воспоминание, что довольно только любви О многообразии отношений, и только она одна и существует, независимо от присутствия третьих лиц, конкурирующих «любовей», амбивалентности отношений. «Она родила малыша одна!» – поет Жан-Жак Голдман; «Моя единственная любовь – это мой отпрыск! » – хвастает одна из певиц на обложке пользующегося популярностью журнальчика (добавляя малюсенькое замечание: «Но мне не хватает мужчины»). Инцест меж мамой и О многообразии отношений дочерью в платонической форме нередко пробуют выдать за безупречные дела; но стоит только ему перейти в деяния, как его подвергают всеобщему осуждению.

«Все делалось во имя любви», – гласила Ева в кинофильме «Осенняя Соната»: нехорошее воззвание с ребенком так же оправдывается материнской «любовью». Материнской любовью можно оправдать всякую неполноценность матерей. И О многообразии отношений даже хоть какое недвусмысленное разоблачение здесь же может быть истолковано в подходящем для мамы смысле. Когда дама в одном из интервью разъясняет, что после длительных лет она, в конце концов, смогла простить криминальное сообщничество мамы в долголетнем инцесте, жертвой которых она стала в молодом возрасте, газета публикует О многообразии отношений его под заголовком: «Мать прощена».

Психотерапевты оспаривают материнскую любовь как бесспорную ценность. Отвечая своим слушателям, Б. Беттельгейм мог бы процитировать Ференци: «Если детки в нежном возрасте получают больше любви, чем им необходимо, либо не в той форме, которая им нужна, это может иметь настолько же патогенные последствия, как и О многообразии отношений недочет любви». Разумеется, нереально также игнорировать утверждение Франсуазы Дольто: «Зрелая материнская любовь встречается очень изредка – такая любовь обращается только к личности малыша. Она просит собственного рода отстранения. Мама должна стремиться достигнуть исключительного осознания собственного малыша с чувственной точки зрения. Поточнее, она не должна оставаться очень юный и незрелой и О многообразии отношений совладать с искушением приглянуться собственному супругу при посреднической помощи собственных малышей. Это очень важно»[52].


o-leksikograficheskom-otrazhenii-amerikanskogo-standarta-anglijskogo-literaturnogo-yazika-referat.html
o-lesorastitelnih-zonah-i-lesnih-rajonah-4-glava.html
o-letuchih-mishah-drakonah-i-skorlupe-vasiliskov.html