О миротворческой функции спорта

О миротворческой функции спорта

Спортивные, политические и религиозные деятели нередко провозглашают спорт проводником мира. (...) Существует несколько концепций, связанных с данным вопросом и нередко встречающихся в литературе, обычно насыщенной избитыми фразами. (...)

1. Мир через международное братство. Более употребительным и менее убедительным является аргумент о том, что спорт в его межнациональной и сверх организованной форме содействует контактам О миротворческой функции спорта меж людьми до таковой степени, что становится проводником единства народов и стиля жизни, свидетельствующего о всеобщей готовности к встречам и взаимопониманию. Аргументам в пользу этой концепции грубо противоречит хотя бы уровень цен на продукты с олимпийской символикой.

1-ая трудность состоит в том, что мысль интернационального братства предполагает максимум организованности в интернациональных О миротворческой функции спорта контактах, что конкретно относится к спорту высших достижений. Но этот аргумент противоречив. Возрастающий уровень организованности и интернационализации в спорте в купе с действием сми настолько очень действуют на исполнительское мастерство и борьбу за первенство, что этические и воспитанные ценности (моральные аспекты) становятся неприемлимыми. (...) К примеру, в Олимпийских играх кроется О миротворческой функции спорта феномен. Международное обширное консульство и роль, нужное для демонстрации идеи братства и мирного существования, в то же время имеют настолько сильное воздействие на исполнителей, что являются источником конфликтов.

Мое 2-ое возражение основано на опыте, который социолог из Пенсильвании К. Шериф провела в летних лагерях для 12-летних мальчишек. После сотворения О миротворческой функции спорта групп спортивных соревнований оказалось достаточным для появления открытых конфликтов и вражды [Sherif C.W., 1973]. Разрядить конфликтную ситуацию удалось только после сотворения положения, при котором от обеих групп потребовались коллективные деяния, и они обязаны были вести взаимодействие. Правомочность переноса экспериментальных результатов на общечеловеческие дела можно оговаривать, но О миротворческой функции спорта идея о том, что соревнование меж группами людей не содействует кооперации представляется полностью правдоподобной. В конечном итоге К. Шериф приходит к выводу, что во избежание конфликтов нужно иметь экстраординарные общие цели (экстраординарные в том смысле, что они не вытекают из соревновательной деятельности как такой). (…)

2. Мир через катарсис. Потому что О миротворческой функции спорта спорт по собственной сути - брутальный вид деятельности, очень непонятно, что он позволяет убить либо понизить брутальные устремления и разрешить их сравнимо неопасным методом. У этого суждения долгая история и отлично понятно, как Конрад Лоренц излагает его суть. Он именует спорт «обрядовой формой конфликта» и «безопасным клапаном для снятия нагнетающейся агрессивности О миротворческой функции спорта». (...)

То, что спорт делает функции «безопасного клапана» оспаривается спецами многих дисциплин (...) [см. Lenk, 1972]. Неомарксистская социология с фуррором обращается к этой «клапанной» функции, для демонстрации того, что cпopт - безупречное средство для общепризнанных авторитетов стабилизировать существующую систему, отвлекая брутальные устремлении от реального предмета (политических и экономических систем подавления) на воображаемый предмет О миротворческой функции спорта - спортивного конкурента [Brohm, 1976]. Мне представляется, но, что это представление не достаточно что дает для определения миротворческих функций спорта. Психическая предпосылка этого представления, его философско-антропологическая база и его интерпретация спорта неадекватны. Психический фактор лежит вне нашей компетенции. Но заметим, что многие эмпирические данные молвят о том, что злость воспитывается и О миротворческой функции спорта что удачные акты злости быстрее усиливают злость, чем понижают ее [Sherif C.W., 1973, Montagu,1978.]. В антропологическом смысле рассматриваемое представление базируется на устаревшей теории мотивации, которая опирается на биологическую концепцию гомеостазиса. (...)

Таким макаром, мы имеем третью причину для критики рассматриваемой интерпретации спорта. Теория катарсиса с необходимостью подчеркивает брутальную структуру О миротворческой функции спорта спорта, потому что предугадывает, что понижение злости может произойти только благодаря актам, которые сами по для себя агрессивны. Но в данном случае она доказывает ортодоксальную концепцию по которой спорт - это символическая война. Бессчетные создатели отмечали воинственную символику спорта, его аналогию с территориальными притязаниями [Garrett, 1976, р. 222], садомазохическую структуру спорта с его О миротворческой функции спорта злостью и автоагрессивностью [Adono, 1963, р. 75]. К тому же военные деяния также описываются с внедрением спортивных определений. Многие создатели зашли очень далековато в этом направлении исходя из того, что переживания, связанные с игрой тревожут практически как и абсолютный кошмар Войны и понижают порог ужаса перед войной. Это отлично понимали создатели О миротворческой функции спорта пропагандирующих милитаризм кинофильмов. (...) В Противоположность всем этим воззрениям можно констатировать, что спорт и война, спортивная и брутальная деятельность имеют разную идейную суть.

3. Мир через кооперацию (cooperation). В то время как катарсическая теория рассматривает спорт исходя из убеждений конфликтных ситуаций, другая группа профессионалов ударяется в другую крайность и О миротворческой функции спорта пробует опровергать конфликтные стороны спорта и интерпретировать его практически только как вид сотрудничества. Обычный представитель этой школы - В. Франкл, который лицезреет в спорте в большей степени формы самовыражения, изображая это как метод заслуги для человека принципиальных личных целей: «в настоящем спорте индивид в конечном счете и в сути соревнуется сам с О миротворческой функции спорта собой, он сам для себя соперник» [Frankl, 1975, р. 72]. (...) Вправду, есть много американских публикаций, создатели которых систематически отрешаются рассматривать оппозицию (opposition) как первичное в спортивных отношениях. По их воззрению, конкурент - только нужное условие для самовыражения и развития собственных возможностей.

Популярность несоревновательной концепции в стране соревнующихся за приемущество, с О миротворческой функции спорта моей точки зрения, может быть объяснена действием гуманистической психологии, с которой эта концепция плотно сплетена. (...) Представляется, но, что некие спецы, зараженные образом мыслей, сложившемся вокруг Маслоу, очень выделяют саморазвивающие начала в спорте и практически вполне игнорируют соревновательный нюанс. С первого взора таковой подход подтверждает потенциальные способности спорта в борьбе за О миротворческой функции спорта мир - спорта, не нацеленного на выигрыш. Но это - обманчивое воспоминание. Обозначенный подход ошибочен и некорректно истолковывает как мир, так и спорт. (...)

Атлет соревнуется не только лишь с собой, да и со своими конкурентами. Сама суть этого соревнования конфликтна. Сначала это относится к игровым видам, где ведется счет. Во-2-х, в О миротворческой функции спорта спорте мы обычно сталкиваемся с тем, что Зиммель именовал «прямым конфликтом» [Simmel, 1955, р. 57], т.е. с тем, что связано с конкретной атакой на конкурента. Если катарсическая догадка присваивает очень огромное значение злости в соревновании, то несоревновательная концепция недооценивает злость как многофункциональную особенность саморазвития. Синтезируя эти подходы, приходим к выводу о О миротворческой функции спорта том, что спорт является сразу и конфликтной ситуацией и средством контроля над ней, в той мере, как позволяют правила.

4. Мир средством Fair Play. Если под Fair Play осознавать как минимум почтительное отношение к правилам, тогда спорт можно рассматривать как проводник мира, так как, невзирая на свою конфликтную суть О миротворческой функции спорта, он учит соблюдать правила действий и поведения, помогающие разрешать конфликты. (...) Появляются, но, две задачи. Во-1-х, правильно ли, что спорт учит почтению к правилам? Во-2-х, до какой степени почтение к правилам обеспечивает мир?

Анализ первого вопроса можно начать с эмпирических исследовательских работ воздействия роли в соревнованиях О миротворческой функции спорта на поведение. Такие исследования приводят, но, к очень противоречивым заключениям. Так, к примеру, исследование, которое провел К. Хейнила [Heinila, 1974], указывает, что благородство (честность ведения борьбы) как внутренняя потребность (интериоризованный код поведения) играет очень малозначительную роль, и чем выше проф уровень атлета, тем наименее значима эта роль. Соблюдение правил, похоже - не внутренняя О миротворческой функции спорта необходимость, но быстрее «юридическая», поддерживаемая в связи с тем, что в ином случае шансы на выигрыш понижаются.

Не достаточно данных о том, что занятия спортом воспитывают почтение к правилам и тем почтение к тому, кто играет по тем же правилам. В теоретическом плане это, по-видимому, можно разъяснить тем, что О миротворческой функции спорта желание соблюдать правила не вызывается моральным фактором. Правила игры - не этические, а законодательные нормы (...) До того времени, пока физическая злость по отношению к конкуренту либо психологическое воздействие на него, допускаемые арбитрами, являются частью игры, они разрешаются. Нарушение правил само по себе становится правилом игры. В любом случае эти О миротворческой функции спорта суждения, похоже, подтверждают позицию, в согласовании с которой роль в спортивных соревнованиях само по себе не приводит автоматом к формированию органически присущего благородства по отношению к конкуренту. Это чувство может быть только воспитано средством целенаправленного педагогического воздействия. (...)

Но спорт может служить инвентарем воспитания миролюбия. (...) В формировании самосознания, которое ведет О миротворческой функции спорта к личному рвению к миру, спорт может сыграть существенную роль. Не поэтому, что он практически служит предохранительным «клапаном» для понижения злости и обеспечивает утопическое братство в отсутствии споров, а поэтому, что он учит тому, как можно участвовать в конфронтации с соблюдением процедурных правил и без сколько-либо существенного О миротворческой функции спорта насилия. (...)

Де Вахтер, Ф. Является ли спорт фактором мира? / Ф. де Вахтер // Хрестоматия по социологии физической культуры и спорта. - М., 2005. - Ч.2.

Вопросы

1. Как реалистична роль спорта в разработке интернационального братства?

2. Как создатель оценивает возможность катарсиса средством спорта?

3. Каково соотношение в спорте кооперации и оппозиции?

4. Всегда ли желание почетать правила в О миротворческой функции спорта спорте является моральным фактором?


o-kranialnoj-obuchayushej-organizacii-sazerlenda.html
o-kreste-skazana-vo-svyatij-i-velikij-pyatok-i-ob-ispovedanii-razbojnika-i-o-tom-chto-nam-dolzhno-molitsya-za-vragov.html
o-kriteriyah-ocenki-veb-kvesta.html