О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ

Блюди все свои чувства, так как они подобны дверцам, через которые в душу заходит либо погибель, либо жизнь: жизнь заходит, когда мы ими отлично управляем и не позволяем пробраться обычным страстям; погибель - когда они впускают смертоносные и душевредные страсти. Похлопочи очистить свою душу от той гнусны, какую заносят чувства О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ снаружи внутрь. Ведь подобно тому, как бурные потоки, выходя из берегов во время дождиков, сметают на собственном пути камешки, деревья и все прочее, так и чувства, только останутся без надзора разума, тотчас бросаются на все чувственное и воспринимают всякое пошлое зрелище, всякое сквернословие - короче говоря, всякую грязь похотей, а потом О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ привносят все это в злосчастную душу, делая ее вертепом разбойников. Об этих бурных потоках возопил некогда в скорби пророк Давид ко Господу: И потоцы беззакония смятоша мя(Пс. 17, 5).

Подвизайся задерживать свои чувства, так как они ведут ко злу, оскверняя душу через нечистые пожелания, как гласит об этом святитель О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ Григорий Богослов, и так как диавол непрестанно следит за нами и, как мы открываем одно из эмоций, заходит в душу и убивает ее, как гласит о том преподобный Исаак Сирин.

Живущие в миру посреди соблазнов обязаны иметь б’ольшее внимание к для себя, чем отшельники, для которых их уединение служит стенкой, ограждающей О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ от неблагопристойных сцен, от пошлых дискуссий и всякой другой гнусны, так что отшельники подобны сражающимся из укрытий, а ты сражаешься с противником в открытую, лицом к лицу, и пули летят со всех боков, - всюду ты встречаешь поводы ко греху. Отшельники подобны находящимся вдалеке от обрыва, а О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ ты подобен находящемуся на его краю, как гласил авва Пимен: "Те, кто живет вдалеке от мира, подобны находящимся вдалеке от пропасти, так что, когда их тянет к обрыву сатана, они взывают к Богу, и Он, пришедши, высвобождает их. Живущие же в миру подобны находящимся рядом с пропастью, так что, когда их схватывает О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ сатана, они не успевают прибегнуть к Богу и погибают" (из Отечника). Итак, так как ты находишься у пропасти, то, как по небрежности расслабишь одно из собственных эмоций, близок ты к смерти, а поэтому изо всех сил блюди их. Ведь по словам преподобной Синклитикии, "чувства наши и без нашего О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ желания окрадываются. И может быть разве, чтоб в дом с открытыми дверцами не пробрался дым с улицы?" (из ее Жития).

Теорема Аристотеля говорит: "Ничто не войдет в мозг, если до этого не войдет через чувство". Эта теорема не верна в тех случаях, когда идет речь о благом, - ведь и О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ разум сотворен Творцом благим, так как все творения Божии добры зело (Быт. 1, 31). Если представить для себя, что в разум человечий не заходит никакая отменная мысль, появившаяся от эмоций, и что он пребывает обычным, без'образным, как неисписанная доска, то эта простота мозга и будет его первейшим хорошем. Мозг О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ был сотворен обычным и без'образным по подобию Обычного и Без'образного его Творца, по виду и подобию (Быт. 1, 26). Так что в противоположность наружным мудрецам, которые учят собственный разум различным идеям и познаниям о природе и человеке, вся борьба и забота подвижников состоит в освобождении собственного разума от О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ всяких образов, форм и мыслях, какие в нем отпечатлелись, так, чтоб разум стал без'образным и через эту свою простоту объединился с Богом и возвратился в свое 1-ое детское состояние, о котором гласил Господь: Аще не обратитеся и будете яко детки, не внидете в Королевство Небесное (Мф. 18, 3). Об этом так пишет О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ преподобный Нил Синайский: "Блажен разум, который во время молитвы бывает невещественен и нестяжателен и держит совершенное ко всему нечувствие" (Добротолюбие). Если же идет речь о зле, то теорема Аристотеля оказывается совсем верной: так как зло неестественно и чуждо природе мозга, сделанной благой, то оно никак по другому и О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ не может войти в разум, как снаружи, через чувства. Так и в разум Адама не через собственные мысли вкралась мысль греха, а снаружи, через чувства и подстрекательство диавола.

И что из этого следует? Что всякое зло и страсть входят в душу средством эмоций. И если не хранить эмоций, то нереально О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ убить страсти. И как их хранить? Слушай: окна храма Соломона были обтянуты сетью, чтоб не пробрались через их нечистые насекомые, и это служило образом того, что тот, кто желает сохранить свою душу от нечистых чувственных похотений, должен закрыть окна эмоций сетью - памятью о погибели, об ответе на Ужасном О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ Суде, о муках нескончаемых. Таким макаром человек может отторгнуть похоти и грехи, с какими сталкиваются его чувства. А преподобный Исидор Пелусиот, уча, каким образом хранить чувства от похотей, гласит, что разум человека должен стоять, как правитель и самодержец, и иметь помыслы, какие бывают у сильных и вооруженных воинов, чтоб О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ они охраняли врата эмоций и не впускали противников вовнутрь, так как если они не войдут, то брань легка, а если войдут, то победа непонятна. И так не только лишь сохранишься ты от наружных телесных страстей, да и внутренние духовные страсти (образовавшиеся от прежних воспоминаний), когда закончится доступ чувственных похотений О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ, равномерно ослабеют и с течением времени совсем пропадут. О том же гласит и преподобный авва Пимен: "Как змея, если ее закрыть в сосуде, с течением времени умрет без еды, так и страсти, таящиеся в нашем сердечко, если не подкармливать их через чувства входящими видами, ослабеют и пропадут" (из Отечника О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ).

А прямо за тем и диавол, едой которого служат страсти и похоти, лишившись этой еды, погибнет, как о том гласит Иов: Мраволев погибе, занеже не имеяше брашна (Иов. 4, 11). Эти слова святой Нил толкует так, что диавол назван мравольвом, так как и всякая страсть сначала кажется малеханькой, как муравей О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ, но потом становится большой, как лев. Видишь, каких противников для тебя предстоит одолеть? Видишь, что и страсти, и диавола ты победишь, если отсечешь похоти чувственные? Но это отсечение и победа не придут к для тебя без борьбы, как и во наружной битве нельзя одолеть без нее. Естественно, для тебя предстоит О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ тяжелая брань и с греховной привычкой, и с диаволом, но стой мужественно, не склоняясь к воле вражьей, помня последующие слова святого Григория Богослова: "Не становятся героями ленивцы, но победы делают славу". Мужественным противлением похотениям твоих эмоций дай противнику осознать, что ты поистине верный раб Христа, победившего страсти и О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ сатану, и всегда демонстрируй противнику, что ты не раб собственных эмоций, но правитель и государь, что ты не просто плоть и кровь, да и разум, дарованный Богом, чтоб владычествовать над бессловесными страстями тела.

Борясь с дурной привычкой, приведи для себя на память мудрейшее изречение: "Благое отучает от злого" - и скажи для себя О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ: "Если приучил я свои чувства к похоти, так что выработалась у их злая привычка, то почему же сейчас не могу я приучить их к оборотному, чтоб от неплохого урока выработалась хорошая привычка? Но мне предстоит испытать горечь и трудности сначала? Пусть я их испытаю, чтоб позже О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ сумел я испытать и удовлетворенность, и легкость, ведь если трудны и горьки для эмоций 1-ые дела и уроки добродетели, рождающие привычку, то дела, рожденные этой хорошей привычкой, сладки и легки".

Короче говоря, вот невидимо предстоят небесные Ангелы, держащие в руках венцы, вот восседает Венцедавец Христос - и сколько раз ты победишь в О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ этой брани и не поддашься чувственным похотям, столько раз будешь увенчан вечными венцами. Но, будучи побежден и раз, и два, не заканчивай борьбы, а призывай на помощь Бога, и, если будешь так поступать, тотчас придет благодать Божия на помощь для тебя и не оставит тебя погибнуть совсем О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ.

Не думай, что победа тут вероятна легкая и стремительная. Поистине, любимый, победа над страстью и над чувственным похотением величественнее победы над соткой противников и подчинение твоих эмоций разуму выше, чем подчинение широких царств, поэтому и правитель Александр Македонский, когда ублажали его за победу над всем миром, благоразумно ответил: "Напрасны будут все мои О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ победы, если я не одержу победу над самим собой", так как многие, будучи господами мира, оставались рабами собственных страстей.

О ХРАНЕНИИ ВООБРАЖЕНИЯ

Воображение - это широкая доска, на которой изображается то, что мы лицезрели очами, о чем слышали ушами, что ощущали и осязали. Аристотель именует воображение общим чувством: общим - так как О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ оно объемлет воспоминания всех 5 эмоций; чувством - так как то воспоминание, какое производит каждое из эмоций в отдельности, может произвести воображение (так, к примеру, если кто-то ест лимон, а рядом стоит другой и глядит на него, то у этого другого начинает выделяться слюна. Но то же испытывает О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ и тот, кто только представит для себя лимон в собственном воображении).

Потому, любимый, как нужно сберегать наружные чувства от страстных воспоминаний, так же необходимо сберегать и внутреннее чувство, другими словами воображение, не позволяя ему представлять ни страстные образы, какие лицезрели глаза, ни неприемлимые слова, какие слышали уши, ни О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ благоухание, какое ощущал нос, ни неповторимые блюда, какие вкушали уста, ни страстные прикосновения, какие испытывало осязание, так как что полезности сохранять наружные чувства и не сохранять воображение, вмещающее все возбуждающие похотение воспоминания эмоций и производящее то же смятение в душе?

И с еще б'ольшим вниманием должны мы хранить воображение, так как О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ если наружные чувства действуют только при наличии чувственных вещей, то воображение - напротив. Даже в этом случае, когда человек один заперт в доме либо обитает в пустыне, - открывая книжку воображения, он представляет образы, речи и тому схожее. Нужно хранить воображение, так как оно если увлечется представленным образом, то склоняет О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ и наружные чувства к состраданию (как то наглядно указывает пример с лимоном).

К тому же воображение действует резвее всех иных эмоций, запечатлевая, а потом представляя греховные образы и услаждая ими, так что нужно смотреть за ним с величайшей бдительностью. Запечатлев какой-нибудь образ, воображение, по природе собственной, не оставляет О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ его в забвении, но выводит наружу. Так, к примеру, при упоминании имен Марфа, София воображение тотчас отрисовывают образы Марфы и Софии и воспроизводит определенное отношение к ним.

И бывает, что мы уже и похоронили знакомого нам человека, и своими руками держали его кости, но сумасшедшее воображение все еще отрисовывают его О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ нам живым и смущает нас представлением о нем. И в конце концов, изо всех сил нашей души конкретно к воображению диавол имеет особую близость, используя его для прельщения человека. Ведь он, будучи сам сотворен обычным и без'образным разумом, как и остальные Ангелы, вообразив, что может уподобиться Всевышнему О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ, из Ангела света стал темным диаволом. Он через воображение прельстил Адама, так что он представил себя равным Богу, а до грехопадения человечий разум не имел воображения. Но не только лишь Адам, а вообщем все люди, которые когда-либо впадали в грех либо красота, прельщались воображением.

А поэтому прошу тебя, любимый О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ, сколько может быть, храни свое воображение, чтоб не отпечатлелись в нем душевредные образы, входящие через чувство. И когда подходят они к для тебя, берегись от сосложения с ними и сочетания в сердечко, но тотчас прибегай ко Господу с сердечной молитвой.

Применяй же свое воображение для сокрушения, смирения и умиления О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ сердечного, представляя погибель, Ужасный Трибунал, нескончаемые мучения, либо для размышления о сотворении мира, о воплощении Господа нашего Иисуса Христа, о его Рождестве, Крещении, Распятии, Погребении, Воскресении. И когда неприятель борет тебя гнусными фантазиями, противопоставляй им благие и духовные образы.

Не пугайся и не бойся отвратительных образов воображения, но презирай О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ их и третируй ими, как пустым местом. Они неверны, беспочвенны и не соответствуют реальности. И когда ты привыкнешь третировать воображением, то силен будешь пренебречь и самими теми вещами, какие отрисовывало оно. Знай же, что если ты изобразишь на доске собственного воображения красивые и добрые образы, то будешь похвален в О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ денек Суда, когда станет очевидным все заветное, а если изобразишь гнусные и грешные рисунки, то будешь осужден. Святитель Василий Величавый об этом гласит так: живописец, раз в день в затаенном месте сидя, отрисовывают картину и, когда нарисует и вынесет на торг, восхваляется, если неплохой выбрал для картины предмет и О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ нарисовал его отлично. И, напротив, порицаем бывает, если и предмет выбрал дурной, и нарисовал его плохо. Так и каждый человек, когда по погибели предстанет на трибунал Божий, будет превознесен и ублажен Богом, Ангелами и святыми, если украсил мозг собственный и свое воображение светлыми, Божественными и духовными О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ представлениями (Слово о девстве).

О ХРАНЕНИИ Разума И СЕРДЦА

Ты сейчас знаешь, как сберегать чувства, знаешь, как сберегать воображение. Выясни же и как сберегать сердечко, являющееся вместилищем души. Святая Синклитикия гласит, что, как судно может потонуть либо из-за волн морских, либо из-за внутренней течи, так и душа вредится либо О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ снаружи - от чувственных вещей, либо изнутри - от злых мыслей и страстей сердечных. Потому человеку нужно сберегать чувства от сквернящих воспоминаний, а сердечко - от коварных мыслей и страстей.

Сердечко является естественным центром человека, так как оно ранее всех других членов возникает в организме и позднее других разрушается и так как О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ оно есть корень всех чувственных и мысленных сил души.

Сердечко является и вышеестественным центром, так как вышеестественную благодать Божию, даруемую нам во Святом Крещении, мы применим в сердечко, чему находим доказательство во Святом Писании. Так Господь гласит: Царствие Божие вовнутрь вас есть (Лк. 17, 21), и апостол Павел: ...посла Бог Духа О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ Отпрыска Собственного в сердца ваша возмутительна: Авва, Отче! (Гал. 4, 6), и в другом месте: ...любы Божия излияся в сердца наша(Рим. 5, 5). Так и святой Диадох пишет: "Я из Божественных Писаний понял, что до Крещения благодать снаружи к добру склоняет душу, а сатана гнездится в глубинах сердца, с момента же паки рождения О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ вне становится диавол, а благодать - снутри".

Сердечко является и центром нижеестественным, так как все нижеестественные страсти, все хульные, гордостные и коварные помыслы и все злые желания появляются в сердечко и находятся там. И подобно тому, как пепел прячет искры огня, страсти скрывают Божественную благодать, полученную во Святом Крещении О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ, как о том гласит святой Каллист; там корень и начало всех грехов, какие мы совершаем после Крещения, там и сатана - если и не в глубине сердца (ведь в нем благодать), то на поверхности его. И Сам Создатель сердец так гласит: От сердца бо исходят помышления злая, убийства, прелюбодеяния О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ, любодеяния, татьбы, лжесвидетельства, хулы. Сия сущность сквернящая человека (Мф. 15, 19-20).

А поэтому нужно хранить мозг и сердечко. Освободив собственный мозг от всех наружных вещей средством хранения эмоций и воображения, необходимо возвратить его в сердечко свое и непрестанно поучаться в Иисусовой молитве, склоняя и волю произносить молитву со всяким желанием и О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ любовью. При всем этом разум должен быть безвидным и без'образным, так как и Бог вне всего чувственного и мыслимого.

Плодом этого делания будет то, что мозг с течением времени привыкнет пребывать в сердечко, возненавидит чувственные похоти и представления и не станет сочетаться с коварными и злыми идеями. Мозг О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ, пребывая в сердечко, увидит там бесчинство внутреннего человека, оскверненного отвратительными зрелищами, какие он лицезрел, коварными словами, какие он слышал, так что человек поневоле смирится и восплачет о собственной греховности. И как не восплакать ему, видя свое мышление полным гордостных, гнусных и хульных помыслов, как не восплакать, видя свою волю О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ плененной запятанными желаниями? Как не восплакать и не пролить кровавых слез, как не воскрикнуть жалостливо ко Иисусу, чтоб Он высвободил и исцелил? Ведь он (разум) лицезреет сердечко свое связанным столькими страстями, лицезреет, что весь его внутренний человек - это не храм Божий, а вертеп разбойников. И видя плач и сокрушение, Господь высвободит его О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ от страстей и бесов.

Плодом молитвы является и очищение естества, и чистоте подаваемая сверхъестественная благодать Святого Духа. Ведь преподобные отцы, постом, бдением, коленопреклонением, воздержанием и другими подвигами освободившись от страстей, открыли и естественный метод возвращения разума в сердечко, чтоб легче и резвее очистить человеку и разум, и сердечко и О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ таким макаром сделаться способным вместить сверхъестественную благодать Божию.

Соломон заповедует: Всяцем хранением блюди твое сердечко (Притч. 4, 23), ведь сердечко является центром всех эмоций и сил души, и нереально очистить сердца, не очистив всех эмоций. Если опоганится одно из эмоций либо одна из сил души, то эта гнусна попадет О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ в сердечко, а из сердца осквернение пройдет во все другие чувства. Но средством умной молитвы очистится от пепла гнусных страстей твое сердечко, которое имеет сокрытой внутри себя искру благодати Божией, так что ты узришь и тот огнь, который Господь пришел принести на землю сердца, и возрадуешься радостью неизглаголанною О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ, и от радости прольешь теплые слезы. И потом деланием заповедей Божиих и других добродетелей возжжешь ты в сердечко собственном огнь Божественный, который своим жаром попалит все страсти и изгонит бесов, борющих тебя, и усладит сердечко твое, даруя для тебя удовлетворенность, мир, любовь ко Господу и любовь к ближнему. Тогда твой разум просветится О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ светом премудрости и рассуждения, и таким макаром средством этого умного делания весь твой внутренний человек воссоздастся в храм Святого Духа: сердечко - как алтарь и престол; разум - как священник; желание и размещение - как жертва; как благовоние же - из сердца возносимая к Богу молитва. Чего да сподобимся все О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ добиться благодатию, щедротами и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, Ему слава во веки. Аминь.

ЖИЗНЕОПИСАНИЕ ПРЕПОДОБНОГО НИКОДИМА СВЯТОГОРЦА [4]

Святой Никодим родился в Греции, на полуострове Наксосе, в 1749 году. Во святом Крещении он получил имя Николай. Предки его, Антоний и Анастасия Калливурсисы, были люди благочестивые и добродетельные. Потом Анастасия приняла монашеский О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ постриг в одном из греческих монастырей.

Рос Николай мальчуганом очень остроумным и внимательным, но гулких детских компаний избегал и тем хранил свою душу от дурного воздействия мира. Он выделялся посреди малышей собственной умопомрачительной сообразительностью, наблюдательностью и неплохой памятью.

Первым учителем отрока Николая был приходской священник, который обучил его О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ не только лишь грамоте, да и любви ко Христу, Его Святой Церкви и вообщем ко всему полезному для спасения души. С благоговением и усердием помогал отрок благочестивому батюшке при совершении Литургии и других священнодействий.

Настолько отлично приготовленный им, Николай поступил в школу Наксоса. Там он изучал Закон Божий под управлением добродетельного О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ и мудрейшего учителя - архимандрита Хрисанфа, брата известного священномученика Лохмы Этолийского. Молодой Николай горел желанием продолжить образование. В шестнадцать лет он вкупе со своим папой отправился в Смирну, где поступил в городскую греческую школу, известную высочайшим уровнем познаний и преподавания[5]. В этой школе парень Николай проучился 5 лет. Он преуспевал О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ в учебе и поражал педагогов своими возможностями. Для не справлявшихся с уроками сверстников он стал чудным наставником, разъясняя и обучая их тому, чего они не сообразили на упражнениях. За это товарищи очень обожали его. В школе Николай выучил латинский, итальянский и французский языки. Исследовал, очевидно, и древнегреческий, при этом О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ так, что знал этот язык в совершенстве во всех его вариантах и исторических разновидностях. Не считая того, был у него от Господа дар в самой доступной форме излагать смысл священных текстов, так что они становились понятными и для безграмотных простецов.

В 1770 году, когда турки начали гонения на христиан[6], Николай О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ возвратился на родину, на полуостров Наксос, где стал секретарем митрополита Анфима (Варды), который мудро и терпеливо готовил его для предстоящего служения Господу. Так он прожил на Наксосе 5 лет, когда Господь послал ему встречу с благочестивыми святогорскими иеромонахами Григорием и Нифоном и монахом Арсением. Это были люди, преуспевшие в добродетели и О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ подвиге. Они поведали Николаю о монашеской жизни, о равноангельском жительстве подвижников на Святой Горе и предназначили его в тайну умно-сердечной молитвы. От встреч и бесед с ними в сердечко Николая воспламенилось желание уйти на Афон. Встречи же с митрополитом Макарием[7] и старцем Сильвестром[8] еще больше укрепили его О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ в стремлении к монашеству.

В 1775 году, получив от старца Сильвестра рекомендательное письмо, он принял окончательное решение отправиться на Святую Гору, отрекшись от мира и самого себя и желая, по словам Господа, понести крест собственный.

...Когда Николай спустился к морю, он увидел судно, готовившееся к отправлению на Святую Гору. Он прославил Господа О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ, видя, как стремительно осуществляется его желание, и попросил капитана взять его на судно. Капитан обещал, что позовет его, когда корабль будет готов к отплытию. Но Господь послал Николаю испытание: корабль отплыл, а про юношу запамятовали. Видя уходящее судно, Николай начал в отчаянии орать и подавать знаки О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ, напоминая о для себя, а когда увидел, что это не помогает, то прыгнул в воду и поплыл к судну. Только тогда матросы увидели его и повернули корабль.

Когда Николай добрался до Святой Горы, он испытал удовлетворенность несказанную. Сперва, по совету старца Сильвестра, он отправился в монастырь святого Дионисия, Дионисат, где в О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ то время подвизалось огромное количество преподобных мужей, увенчанных различными добродетелями, скромностью и благодатными дарами. Николай был поражен их богоугодной жизнью и остался в этой обители. Тут его и постригли в монашество с именованием Никодим.

Братия Дионисата знали о чудесном образовании и широких заниях Никодима. Большое почтение внушали им и точность О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ в соблюдении всех уставов общежития, и кроткий характер новоначального монаха. Потому скоро он был назначен чтецом и письмоводителем монастыря.

В 1777 году Святую Гору посетил святитель Макарий, митрополит Коринфский. Он тормознул в келье святого Антония, куда пригласил преподобного Никодима и порекомендовал ему отредактировать для издания духовные книжки "Филокалия О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ" ("Добротолюбие") и "Евергетинос" ("Благодетель") и написанную им книжку "О Святом Причащении". Святитель Макарий прозрел духовный дар Никодима и направил его на духовный подвиг, который потом явил блаженного подвижника величавым светильником Церкви и учителем вселенной.

Святой Никодим начал с "Добротолюбия", которое он пристально исследовал, изменил, где это было нужно О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ, его построение, составил короткое жизнеописание каждого духовного писателя и снабдил книжку расчудесным вступлением. Потом он отредактировал "Благодетеля" по рукописям, которые находились в монастыре Кутлумуш, и составил вступление к этой книжке. И, в конце концов, святой Никодим отредактировал и дополнил книжку "О Святом Причащении". Все его труды святитель Макарий потом О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ взял и отвез в Смирну, чтоб там издать.

Блаженный Никодим после отъезда святителя остался в Коричневое, в келье во имя святого Жору, принадлежавшей Величавой Лавре. Там он за год переписал книжку "Алфавит", написанную в стихах преподобным Мелетием Галисиотом, духовником. Потом он возвратился в собственный монастырь. Ища уединения, святой Никодим некое О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ время жил в келье святого Афанасия, где проводил время в духовном чтении, непрестанной молитве и переписывании книжек. А когда с Наксоса приехал на Святую Гору добродетельный старец Арсений Пелопоннесский (тот, который некогда совместно с митрополитом Макарием подвигнул юношу Николая к монашескому подвигу) и поселился в скиту монастыря Пантократор, святой О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ Никодим пришел к нему и стал его послушником.

Там, в скиту, духовный подвиг блаженного достигнул собственного высшего развития. Он предался безмолвию, которого так жаждал, поучаясь ночкой и деньком в законе Божием (см.: Пс. 1), в богодухновенных писаниях и в творениях богомудрых отцов Церкви.

И кто поведает о подвигах инока О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ, который вполне отрекся от себя, оставил всякую заботу о земном, умертвил плотское мудрование постом, непрестанной молитвой и другими злостраданиями подвижнической жизни? И кому раскроется Божественная удовлетворенность, наполнявшая его душу и сердечко, просвещавшая разум светом небесным?

Как новый Моисей, восшел он на гору добродетелей и в светящемся облаке духовного созерцания увидел, как это О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ может быть для человека, невидимого Бога, услышал неизреченные глаголы. Он стал богом по благодати и Ангелом во плоти.

За настолько высшую и богоугодную жизнь он исполнился благодати и премудрости, получив от Бога дар учения, явился светильником Соборной Православной Церкви и необоримым бойцом со всякой ложью и инославными О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ учениями.

Его святая рука, как трость книгоеда скорописца (Пс. 44, 1), написала огромное количество писем и святых книжек, духовных песнопений и гимнов. Писал он и службы святым угодникам Божиим.

Примечателен последующий случай. В один прекрасный момент преподобный Никодим был избран для беседы с католиками, прибывшими на Святую Гору. Как обычно, Никодим был в О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ лохмотьях и лаптях. Католики стали протестовать и возмущаться тем, что им, ученым мудрецам, будет отвечать некий нищий простец. Никодим начал беседу. Слушатели, ошеломленные силой и мудростью его слов, спросили, есть ли на Афоне другие иноки, подобные их собеседнику. И святой отец ответил им: "Целое огромное количество, я - последний из О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ их".

В 1782 году старец Арсений из принадлежащего Пантократору скита перебрался на небольшой полуостров Скиропулос, расположенный рядом с Афоном. За ним последовал и Никодим. Условия жизни там были очень трудные, так что подвижникам приходилось переносить много лишений. У Никодима не было даже книжек, но это не мешало ему исполниться неизреченной О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ радости, пребывая в умной молитве, просвещавшей его мозг неземной мудростью.

Не имея, как сказано, с собой никакой литературы, он по требованию собственного двоюродного брата, епископа Иерофея, начал писать книжку, полную Божественной и людской мудрости, основанную на творениях как Святых Отцов, так и наружных философов; книжка эта О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ называлась "Менторское управление"[9], так как в ней излагалась наука и советы о том, как хранить чувства, мысли и сердечко. Труд сей показывает как на достояние благодати Божией в блаженном, так и на его удивительную память, так как он писал его в пустыне, не имея под рукою никаких источников, а "Управление О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ" меж тем много цитат и ссылок на книжки, которые он помнил назубок.

(Память преподобного была воистину необычной. В один прекрасный момент в Величавую Субботу святой Никодим пришел в храм Протата, чтоб причаститься Святых Таин. Служившие в храме канонарх и чтец условились упрятать Триодь, чтоб вынудить преподобного сказать предсказания назубок О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ. И вправду, когда подошло время чтения предсказаний, на клиросе вышло замешательство: не было книжек. "Учитель, просим вас, начните предсказания, чтоб не было смущения в церкви", - обратились к нему служившие в алтаре монахи. Он, не подозревая их лукавства, начал по собственному милосердию произносить предсказания назубок, удивляя отцов и тех служителей, которые О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ в алтаре наблюдали по Триоди и поражались точности произносимых назубок предсказаний и тому, что, когда кончалась страничка, учитель неосознанно делал жест рукою, вроде бы переворачивая лист книжки, которой у него не было. Предсказания он читал около часа, и изумление окружающих было непередаваемо. А святой Никодим и не О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ подозревал, что он сделал нечто достойное удивления).

В 1783 году преподобный Никодим возвратился на Святую Гору и был пострижен в величавую схиму старцем Дамаскиным. Мало спустя он поселился в приобретенной им каливе, находившейся над церковью скита Пантократора. Через год он взял для себя в послушники 1-го собственного соотечественника, Иоанна, названного в О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ постриге Иерофеем, который прослужил ему 6 лет. Там блаженный Никодим жил уединенной жизнью, собирая мед благодати и уча всех, приходивших к нему за наставлением.

По совету вновь прибывшего на Святую Гору митрополита Макария он занялся редактированием и подготовкой к изданию творений Симеона Нового Богослова. Также он отредактировал "Эксомологитарион" (книжку об О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ исповеди), собрал и украсил "Феотокарион" (книжку о Богородице), "Невидимую брань", "Новый мартирологий" (сборник житий новомучеников) и "Духовные упражнения". Эти книжки полны Божественной благодати и мудрости и учат избегать греха, приносить искреннее покаяние, противостоять диавольским искушениям, подвизаться в добродетелях. Тогда же, по совету учителя Афанасия Парийского[10] и митрополита Илиупольского Леонтия, святой О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ Никодим собрал по библиотекам Афона и приготовил к изданию труды святителя Григория Паламы и послал их в венскую типографию. Но, к несчастью, эти многоценные рукописи оказались утеряны: типография была закрыта и разграблена из-за издания обращенных к грекам революционных листовок. Посреди захваченных властями материалов были и рукописи О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ святителя Григория, которые латиняне убили как неприятные им по духу. Когда известие об этом дошла до Никодима, он рыдал о потере этих восхитительных трудов навзрыд, сознавая, какую огромную пользу могли они принести благочестивым христианам.

После чего на Святую Гору пришел ученый иеромонах Агапий. По совету с ним, блаженный Никодим начал О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ работу над классификацией и истолкованием канонов Церкви, нужных для управления не только лишь духовенства, да и хоть какого благочестивого христианина. Этот многоценный труд, законченный при помощи иеромонаха Агапия, был назван "Пидалион" ("Кормило"), так как он направлял и управлял Церковь Христову. Завершив работу над книжкой, блаженный Никодим послал ее на рассмотрение в О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ Константинополь. Через год патриарх Неофит, получив о книжке хвалебные отзывы от митрополита Коринфского Макария и митрополита Парийского Афанасия, отдал ей соборное одобрение. Книжка была отослана святому Никодиму. Так как средств на ее издание у него не было, монахи Афона провели сбор пожертвований и вырученные средства совместно с рукописью передали О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ архимандриту Феодориту из Янины, прося его позаботиться об издании книжки в Венеции.

Новое испытание ждало преподобного Никодима: Феодорит оказался коварным лжебратом. Посреди истолкований и объяснений канонов он кое-что вычеркнул, а взамен добавил кое-что свое в защиту инославных верований, чуждых учению Православной Церкви, так что эти прибавления О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ совсем извратили труд Никодима в 18-ти местах.

Когда блаженный Никодим увидел эти преломления, которые могли ввести православных христиан в заблуждение, он был очень огорчен и длительно не мог после чего обрести покоя. В сильной скорби провел он два месяца в келье братьев Скуртеосов, потом поселился у старца Сильвестра О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ в келье во имя святого Василия. Там он продолжил духовные подвиги, написал труд "Христианская этика", отредактировал "Надгробные песнопения". Окончив эти труды, святой Никодим ушел из кельи святого Василия из-за сложностей, появившихся в его отношениях с послушником старца Сильвестра, и водворился в монастыре Пантократор. Но потом любовь к уединению побудила его О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ поселиться в пустынной каливе рядом с кельей во имя святого Василия. Там он жил, как Ангел во плоти, не имея даже и насущного хлеба. Помогали ему братья Скуртеосы, нередко приглашавшие его на трапезу. Да и тогда, даже и настрадавшись от голода, он готов был запамятовать о еде О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ и начинал беседу, если кто-нибудь задавал ему духовные вопросы, так что старцу кельи приходилось просить блаженного Никодима тормознуть, чтоб дать внимавшей сладкоречию преподобного братии возможность окончить трапезу.

В этой пустынной каливе преподобный Никодим отредактировал Молитвослов, 2-ой "Эксомологитарион" (книжку об исповеди), а потом принялся за труды по экзегетике О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ. Он объяснил четыре послания апостола Павла и семь соборных посланий, перевел и объяснил "Толковую Псалтирь" Евфимия Зигабена и девять песен Священного Писания. Этот собственный труд святой старец именовал "Сад Благодати". Все его толкования полны глубочайших богословских мыслей и нравственных назиданий.

Что сказать о всех искушениях и гонениях, какие перетерпел этот О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ величавый осветительный прибор Церкви? В то время как он подвизался и писал по откровению выше свои духовные книжки, он испытал столько неправедных обид от необразованных людей и от невидимых противников - бесов! О первых святой ничего не гласил, так как, считая их за настоящих братьев и собственных благодетелей, он все О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ вытерпел и прощал всем от всего сердца. Невидимые же его неприятели нередко ночами, когда он бдел и писал, начинали звучно говорить под самым окном кельи. Преподобный не направлял на их никакого внимания, а часто и хохотал над их безрассудными и бесстыжими проделками. В один прекрасный момент ночкой, когда он еще О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ жил на полуострове Скиропулосе, он услышал таковой шум, что поразмыслил, как будто свалилась стенка, находившаяся рядом с их каливой. Наутро он увидел, что стенка стояла на месте. В другой раз он ясно услышал глас: "Этот писака". Время от времени он слышал стук в дверь каливы. Когда он О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ толковал 30 4-ый псалом, стих 6-ой: Да будет путь их тьма и ползок, и Ангел Господень погоняяй их, то услышал таковой шум, будто бы проходило целое войско. Бесы решали все для того, чтоб напугать блаженного Никодима. И нужно сказать, в самом начале собственных подвигов он был очень пугливым, так что О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ, когда ложился спать, оставлял дверь кельи открытой, чтоб при надобности позвать братий. Но когда святой Никодим стал жить в уединении, он так укрепился благодатью Божией, что все эти страхования бесовские почитал за шалости и "стрелы малышей".

Так проходила в подвигах жизнь старца. Бедствиями и искушениями был он испытан, как злато О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ в горниле (ср.: Притч. 17, 3), и ярче солнца воссияли его добродетели. В последние годы собственной жизни преподобный Никодим перебирался с места на место, занимаясь исследованием различных списков и рукописей, хранившихся в монастырях Афона. Он писал и жил укреплявшим его Христом, так что мог сказать вкупе с Павлом: Живу же не ктому О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ аз, но живет во мне Христос (Гал. 2, 20). За семь лет до кончины блаженного его труды переписал монах Кирилл Кариофаллис, составивший и перечень его семнадцати работ и их изданий.

Слава о добродетелях и мудрости этого величавого отца Церкви разнеслась всюду. Те, кто нуждался в духовном руководстве, торопились к нему за утешением О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ и советом. Уязвленные грехами, оставив собственных архиереев и духовников, стекались к Никодиму не только лишь из скитов и монастырей, да и из различных государств и окраин, чтоб узреть его и получить от него наставление. Этот подвиг духовного окормления совместно с обыкновенными молитвами, бдениями и другими подвигами О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ, которых преподобный Никодим не оставлял, подорвали здоровье старца и вынудили его укрыться в келье богомаза Киприана.

Уже незадолго до кончины он собрал трехтомный Синаксарий, объяснил каноны Господских и Богородичных праздничков ("Иортодромион"), объяснил степенны Октоиха ("Новенькая лествица"). И в конце концов, написал "Вероисповедание моей веры" - в обличение злобных нападок, которым он подвергался О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ со стороны неких неблагонамеренных монахов Афона.

Всю свою жизнь святой Никодим провел в духовных подвигах и написании душеполезных книжек. Единственной заботой его было исполнять волю Божию и приносить пользу ближнему. Приняв от Господа талант, он возрастил его, как верный раб. Он не носил другой обуви, не считая О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ лаптей, не имел ни смены одежки, ни собственного жилья, но жил по всей Святой Горе, почему и назван был Святогорцем.

Почувствовав приближение кончины, преподобный возвратился в келью Скуртеосов. Он очень ослабел, потом у него развился паралич. Готовясь к отшествию из этого мира, он исповедался, соборовался и раз в день причащался Божественных О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ Таин.

14 июля 1809 года блаженный Никодим кинул в руки Божии душу свою, которая водворилась в селениях праведных посреди преподобных и богословов, и сейчас он лицезреет лицом к лицу Того, Кому всю жизнь служил на земле и Кого прославлял в собственных трудах.


[1] Творения. М., 1892. Т. 1. С. 68.

[2] Под духовным образом можно О ХРАНЕНИИ ВСЕХ ЧУВСТВ ВООБЩЕ понима


o-konkurse-sovmestnih-nauchnih-proektov.html
o-konkurse-turnir-debatov-na-anglijskom-yazike.html
o-konkurse-zolotoj-golos-infrastrukturnogo-kompleksa-oao-rzhd.html